The Tarot Cafe

22:00 

Зови меня по имени...

<Морико>
Название: Зови меня по имени...
Автор: Chiteri
Фэндом: The Tarot Cafe
Персонажи: Алхимик/Шут
Рейтинг: NC-17
Жанры: Флафф, POV, Романтика, Слэш (яой)
Размер: Миди
Описание: Алхимик Михаэль Мейер создал свою лучшую куклу - Шута. Он - его маленький шедевр, совершенный, идеальный, - словно живой человек. И только этот юный мальчик, в отличие от остальных его кукол, умеет чувствовать...
Посвящение: Lugaru Matto, этот нежнейший фанф посвящаю только Вам...
Статус: завершен (ссылка на ресурс)

Часть 1. Безымянный
Ты сидишь тихо напротив и внимательно следишь за тем, как я смешиваю разные ингредиенты для очередного опыта, переливая содержимое из одной прозрачной колбы в другую. А я незаметно бросаю на тебя взгляд и думаю сейчас о том, что ты – мой маленький шедевр… Моё лучшее творение… Моя идеальная…кукла…

Я помню день, когда создал тебя – это был день твоего «рождения»… Я помню, как был удивлён и восхищён твоим совершенством… Мой юный Шут… Ах, не смотри таким взглядом, прошу… то восхищение, с которым ты смотришь… оно смущает меня… я ведь и подумать не мог, что ты будешь что-то чувствовать, как живой человек… сердце больно сжалось при воспоминаниях, что тебе пришлось терпеть от Гвинет… и как ты только смог это вынести?.. глупый… твои слова до сих пор эхом отдаются в моей душе, хоть с того вечера и прошло уже четыре месяца…

«Хозяин, Вы приказали любой ценой рассмешить Принцессу…» — эти слова, тихо выдохнутые тобой, — окровавленным, искалеченным, беспомощным, — я, наверное, никогда не забуду…

— Ты не хочешь подышать свежим воздухом? – не глядя, спрашиваю я, не в силах больше спокойно работать при тебе.
— Я мешаю Вам, Хозяин? – виновато тихо отзываешься ты, — Я… простите… конечно, я уйду…
Глупый, ты не можешь мне мешать… я обращаю на тебя свой взгляд и вижу полные растерянности и вины глаза… ты поднимаешься, опуская взор и уже собираешься уйти.
— Нет, что ты, — спешу успокоить тебя я, стараясь говорить как можно ласковей, — Я просто подумал, что ты уже третий час сидишь здесь, а на улице такая чудная погода…
— Хозяин! – мгновенно просияв, улыбаешься ты, — Я хочу смотреть на Вас всегда! И пусть за окном светит солнце и поют птицы! Вы заменяете мне всё это!

Я отвожу взгляд, тихо вздыхая… то, как ты объясняешься в своих чувствах ко мне, – всякий раз заставляет что-то внутри меня сжиматься в маленький комочек… ну, вот что тебе на это ответить? Ты восхищаешься мной, боготворишь, – как своего Создателя, — часами напролёт можешь сидеть молча рядом и наблюдать за мной… а я… я уже запутался, кто ты для меня… это твоё восторженное, полное благоговения, «Хозяин» сначала было настолько обыденным для меня, само собой разумеющимся, а теперь… я почти замираю, когда слышу это… и уже устал ругать себя за эти глупые мысли…

«Хозяин»… я не хочу быть просто «Хозяином», «Создателем» для тебя… хотя ты кажешься таким счастливым, произнося всякий раз эти слова… а я хочу, чтобы однажды ты назвал меня по имени… «Михаэль»… нет, я не говорю, что мне не нравится такое обращение, ведь в твоих устах, не умеющих лгать, любая фраза звучит музыкой для меня… Господи, и о чём я только думаю?!

— Хозяин, Вам нехорошо? – слышу твой взволнованный голос и встречаю такой же взгляд.
— Нет, — слабо улыбаюсь, стараясь казаться убедительным, — Всё хорошо. Но я всё же посоветовал бы тебе прогуляться и подышать свежим воздухом.
Ты улыбаешься мне так открыто и искренне, что я предпочитаю трусливо отвести взгляд… да что же со мной такое?! Ты – моя кукла! Ты – творение моих рук! И я… я так устал… мне нужно побыть одному...
— Хорошо, Хозяин! – хватая мою руку раньше, чем я успеваю это понять, и прижимая её к своей груди, радостно звонко щебечешь ты, — Тогда я пойду и соберу Вам самых красивых и дивно пахнущих цветов!
Я отчего-то грустно улыбаюсь… я знаю, как ты любишь цветы… собираешь их у поместья – всегда непременно самые красивые и источающие тонкий аромат, — и довольный бежишь ко мне…
— Давай, а я пока закончу работу… — соглашаюсь я, понимая, что только когда ты выйдешь за дверь я смогу сосредоточиться на своём эксперименте.

Ты счастливо киваешь, отпускаешь мою руку, на последок сжав её посильней, и исчезаешь за дверью…
Я провожаю тебя взглядом и, вздохнув, возвращаюсь к своим опытам. Так, а вот соляную кислоту в этот раз нужно спрятать так далеко, чтоб уж точно никаких больше происшествий не случилось, как тогда с Гвинет… сердце сжимается при мысле о ней и тебе... бедный мой мальчик, исполняя мой приказ «любой ценой рассмешить Принцессу», ты позволял ей такие «игры» с собой — приковывать тебя цепями и избивать досмерти… конечно, я залечивал все твои раны, ты ведь кукла – и для меня это несложно, но ты же чувствовал… и ты терпел… почему мне так больно думать об этом даже по прошествии стольких дней и месяцев?.. ты так предан мне? Так хотел угодить мне? Так любишь меня?.. любишь… ведь ты не знаешь, что это значит… ты боготворишь, возводишь на пьедестал, восхищаешься, но… любишь ли?.. ну вот, Михаэль, о чём ты сейчас думаешь?! Всё, хватит. Так ты ничего не сделаешь сегодня! Впрочем, как и вчера…и позавчера… Всё, Михаэль, соберись с мыслями! Нужно закончить эксперимент.

Через два с половиной часа, завершив все дела, устало падаю на стул, и, прикрыв глаза, потираю виски… тебя что-то долго нет… обычно ты уже давно прибежал бы, распахнул бы дверь в мою лабораторию и, весь сияющий, будто европейская ёлка в канун Рождества, со счастливой улыбкой вручил бы мне букет цветов… но я уже закончил с работой, смотрю на часы, а тебя нет… ты забыл обо мне?.. глупости… конечно же, ты сейчас зайдёшь и скажешь: «Хозяин! Я принёс Вам цветы!»…

«Хозяин»… да, я твой Хозяин… но… почему же мне так хочется услышать, как ты произносишь моё имя?.. почему мне так интересно и безумно хочется узнать, как оно будет звучать в твоих устах?..

Ты задерживаешься… ладно, у меня есть ещё немного времени, чтобы побыть в одиночестве… нет, не могу. Ты никогда не задерживаешься, ты всегда летишь ко мне, всегда. Что со мной?.. я волнуюсь за тебя?.. да, я всегда за тебя волнуюсь… потому что ты – другой… ты не просто кукла… ты не просто Шут… ты мой… странно, я впервые осознаю, что не знаю как тебя назвать – у тебя нет имени… почему я раньше не замечал этого?.. ты – безымянный… но это ведь неправильно. У каждого человека должно быть имя… и пусть, мой мальчик, ты всего лишь кукла – совершенная во всех смыслах! – но это несправедливо… интересно, а какое имя тебе нравится?.. улыбка застывает на моих губах и в душе что-то трепещет при мысли о том, как ты отреагируешь, когда я задам тебе вопрос, как бы ты хотел, чтобы я звал тебя, мой хрупкий ребёнок? Шут – это ведь не имя для тебя. Я хочу звать тебя по имени… Да! Я непременно спрошу у тебя об этом! Бросаю взгляд на часы… уже поздно, где же ты?..

Желание узнать твоё мнение по поводу твоего будущего имени сейчас занимает все мои мысли, я не могу больше ждать, я должен узнать это! Встаю и, забыв даже снять рабочий фартук, быстрым шагом направляюсь во двор поместья. Я сам сейчас же отыщу тебя и ты больше никогда не будешь безымянной куклой…

Часть 2. Дарованный Богом
Ищу тебя глазами – и не нахожу… где же ты, мой мальчик?.. обхожу поместье, быстрым шагом направляясь к специально для тебя сделанной небольшой лужайке, усаженной цветами, — туда, где ты обычно и собирал их. Обвожу взглядом – никого… куда же ты делся?.. чувствую странное волнение в душе, быстро перерастающее в страх, когда мой взгляд вылавливает твою хрупкую фигуру, едва различимую под старым дубом. Иду, нет! бегу! бегу к тебе, спотыкаясь, задыхаясь от ужаса, что с тобой могло что-то случиться!.. падаю рядом с тобой на колени, тянусь дрожащими руками и... замираю, когда ты сонно приоткрываешь глаза и смотришь на меня таким невинным детским взглядом… шумно выдыхаю, обнимая и прижимая тебя к себе… слишком громко, слишком резко, ты вздрагиваешь… прости, я не хотел тебя напугать… просто… просто мне стало так страшно…
— Х-хозяин… — шепчешь еле слышно, и я чувствую, как ты дрожишь в моих руках… отстраняюсь, отпуская, заглядывая в твои непонимающе моргающие глаза и машинально гладя твои хрупкие плечи:
— Прости… я напугал тебя? – стараюсь улыбаться, всё ещё ощущая ледяные когти страха, глубоко впившиеся в душу. – Что ты тут делаешь?.. ночь ведь уже почти…
— Я… я… простите, Хозяин, — виновато опускаешь взгляд, едва заметно кусаешь губы, — Простите… я уснул… я не хотел Вам мешать…
— Тсс… – прижимаю тебя к себе, ненавидя себя за то, что заставляю тебя вечно извиняться… — Ты мне никогда не мешаешь, запомни это навсегда…
— Хозяин… — выдыхаешь ты, утыкаясь лицом в мою грудь и робко обнимая меня в ответ…
— Ну, всё, — с трудом отрываясь от тебя, как можно спокойней говорю я, поднимаю твоё лицо за подбородок, заставляя посмотреть мне в глаза, — Всё хорошо, давай, поднимайся и пойдём отсюда… ты замёрзнешь так…

Помогаю тебе встать на ноги, легко обнимаю за плечи и веду домой… ох, никогда больше не заставляй меня так волноваться!.. Михаэль, да что с тобой происходит?.. бежишь сломя голову, пугаешь ребёнка… ну, подумаешь – уснул... что в этом такого?.. сам сколько раз в детстве засыпал под этим же дубом… и прекрати так волноваться за него… нет, не могу не думать, не переживать за тебя, мой мальчик… знаю, что бы ни случилось, я могу всё исправить – ты же кукла… но не хочу! Не хочу, чтобы с тобой вновь случилось что-то плохое…

— Садись, я налью тебе чаю, — уже в гостиной усаживая тебя у камина, говорю я.
— Хозяин, я сам налью, не утруждайтесь, прошу Вас…— почти скороговоркой, будто оправдываясь, произносишь ты и пытаешься подняться.
— Сиди, — чуть надавливаю на твоё плечо, заставляя опуститься обратно в кресло, — Я сейчас вернусь.
— Хорошо, Хозяин… — тихо отвечаешь ты, не осмеливаясь спорить, и ещё тише добавляешь, — Вы так добры ко мне… простите, я, правда, не хотел, чтобы Вы волновались…
Я мягко улыбаюсь… ты чудо, ты знаешь это?.. так легко обезоруживаешь своим голосом, своим взглядом…
— Всё хорошо, не думай об этом.
Ухожу, не давая тебе возможности что-то ещё сказать в попытке «извиниться».
Через пару минут возвращаюсь с подносом, неся две чашки чая и твои любимые лимонные карамельки…
— Держи, — протягиваю тебе чашку ароматного чая, ставлю поднос на столик и облегчённо опускаюсь наконец-то в кресло рядом с тобой.
Наблюдаю, как ты аккуратно делаешь глоток, поднимаешь на меня взгляд и нежно улыбаешься… мне нравится, как «улыбаются» твои глаза… мой ребёнок, ты сама невинность… никогда никому не позволю больше причинить тебе боль… никому!..
Ты тянешься за карамелькой, осторожно снимаешь обёртку и кладёшь конфету в рот.
— Вкусно? – не могу удержаться я и не спросить, глядя на твоё такое довольное личико.
Ты быстро качаешь головой, улыбаясь:
— Да! Очень! Спасибо, Хозяин! Мне так нравятся лимонные! – и, делая очередной глоток, ты уже окончательно забываешь обо всём, и у тебя такое выражение лица, будто во всём мире сейчас существуешь только ты и эти конфетки. Лимонные… я знаю, что ты их любишь… мне кажется, что я знаю всё, что ты любишь… это уже стало моим хобби – собирать по частичкам знания о том, что тебе нравится… мне даже не приходится прилагать какие-либо усилия, чтобы запомнить это… я сам себе удивляюсь… и меня это иногда…пугает… я никогда прежде не испытывал ничего подобного…
— На здоровье, — словно очнувшись от раздумий, отвечаю я и тут же встречаю твой сияющий взгляд.
— Спасибо, Хозяин! Они такие вкусные!
Я наблюдаю, как ты тянешься за очередной конфеткой… у тебя такие тонкие запястья… такие красивые пальчики, с лёгкостью расправляющиеся с мешающей обёрткой… я не могу отвести взгляда от твоего счастливого лица… мой мальчик, что же ты со мной делаешь?..
Вспомнив вдруг, почему пошёл искать тебя, и, наклонившись самую малость к тебе, спрашиваю:
— Скажи мне, какое имя тебе нравится?
Ты удивлённо смотришь на меня, забыв, кажется, даже про карамельку во рту… А потом звонко отвечаешь:
— Ваше! Мне нравится только одно имя, Хозяин! Ваше!
Я улыбаюсь… ну, вот что мне с тобой делать?
— Нет, — мягко говорю я, внимательно следя за твоей реакцией, — Как бы ты хотел, чтобы я звал тебя?
Ты смотришь на меня так, словно тебя спросили о том, как превратить свинец в золото!.. я наслаждаюсь твоим растерянным видом… ты кажешься таким маленьким сейчас и сбитым с толку…
— Хозяин… — наконец, непривычно тихо отвечаешь ты, едва заметно прикусывая нижнюю губу, — Я буду рад любому имени, какое Вы мне дадите… лишь бы Вы были довольны… — ты робко опускаешь взгляд.
Я вздыхаю… неужели для тебя этот вопрос настолько необычен?.. «лишь бы я был доволен»? Но мне хочется, чтобы ты был доволен…
— Хорошо, тогда мы вдвоём выберем тебе имя. Ты ведь хочешь, чтобы у тебя было своё имя? – я чуть наклоняю голову, заглядывая в твои моментом просиявшие глаза.
— Да! Я согласен, Хозяин! – тут же отзываешься ты и, видимо, вспомнив о конфете, делаешь ещё один глоток чая.
— Ну, вот и замечательно!.. – откидываюсь на спинку кресла, запрокинув голову, прищурив глаза, глядя куда-то сквозь потолок, — Осталось только подумать, какое…

Я перебираю в уме десятки имён, но ни одно не вспыхивает, не отзывается в моей душе твоим образом… это имя должно быть таким же нежным, как ты сам… таким же чистым и светлым… почему-то на ум приходят исключительно итальянские имена…
— Лучано… «светлый»… — вслух произношу я, не замечая этого, — Матео… — внутри что-то вздрагивает…
— Матео! – вдруг, разрывая тишину, повторяешь ты, и я только сейчас замечаю, что всё это время, замерев, ты внимательно смотришь на меня, — Матео! Мне нравится это имя!
— «Дарованный Богом»… — выдыхаю я, не сводя с тебя глаз… но ведь я – твой Бог и Создатель… тогда кто же тебя мне даровал?.. я сам… ты смотришь на меня блестящими глазами, в которых пляшут огоньки тлеющих в камине дров…
— Тебе действительно нравится это имя?
— Да! – улыбаешься ты, а потом, вдруг резко изменившись в лице, неуверенно глядя на меня, спрашиваешь, — Вам оно не нравится, Хозяин?.. Тогда выберите другое имя… я буду рад любому…
— Нет, мой мальчик, мне оно тоже нравится… мой Матео… мой «дар»… — я наклоняюсь к тебе и осторожно провожу пальцами по твоему счастливому личику… мой Матео… ты резко встаёшь, подходишь ко мне, опускаешься на колени и обнимаешь меня… крепко… утыкаясь лицом в мою грудь… и тихо шепчешь:
— Повторите, Хозяин… прошу Вас… повторите…
— Матео… мой Матео… — с выдохом произношу я так нежно, как прежде никого не звал… ты поднимаешь взгляд… твои глаза так блестят сейчас… я склоняюсь и целую тебя в лоб… хочется поцеловать в эти улыбающиеся влекущие губы… но я не решаюсь… ты так невинен, так чист и прекрасен, что я боюсь осквернить твоё совершенство своим поцелуем… мой Матео… что же ты творишь с моей душой?..

Часть 3. Осквернённый
Я открываю окно в своей лаборатории, впуская в помещение свежий воздух. И моих губ касается улыбка: я вижу тебя, мой Матео… ты стоишь неподалёку от окна и увлечённо жонглируешь разноцветными мячиками, ничего не замечая вокруг… кладу руки на подоконник, обхватив локти, и молча наблюдаю за тобой… ты кажешься таким счастливым… и я не могу не чувствовать того же…
Так, хватит, Михаэль! Работать надо!
Отхожу от окна и возвращаюсь к своим делам, постоянно ловя себя на мысли, что я сейчас весь там – с тобой…

Через некоторое время дверь в лабораторию распахивается, и ты входишь, одаривая меня такой знакомой детской улыбкой… в твоей руке ромашки… мне хочется спросить, почему именно они, Матео?.. что за глупый вопрос, Михаэль?! О чём ты только думаешь…

Ты подходишь к моему столу и, протягивая мне цветы, говоришь:
— Хозяин, я собрал только те ромашки, которые отвечают «любит»!

Я обречённо вздыхаю, принимая цветы… ты меня просто убиваешь своей открытостью… я вынужден капитулировать всякий раз от одного только взгляда твоих больших доверчивых глаз…

— Благодарю, — отвечаю я, беру большую колбу, наполняю чистой водой и ставлю цветы в неё.
— Не за что! – звонко отзываешься ты, не сводя довольного взгляда, — Хозяин, я, правда, все лепестки пересчитал! Среди них нет ни одного цветка, который говорит «не любит»!
— Верю, — произношу я, ощущая чуть горький аромат.

Ты подходишь ко мне, осторожно берёшь мои руки, подносишь их к своему лицу, едва заметно вдыхая оставшийся на моих пальцах запах цветов, и, улыбаясь, тихо говоришь:
— Хозяин, Вы пахнете ромашками…
Я смотрю на тебя, на твои полу-прикрытые глаза и длинные ресницы… Господи, мальчик мой, если бы ты только знал, как всё внутри меня вздрагивает каждый раз, когда ты вот так, совершенно спокойно, безбоязненно касаешься меня… смотришь так восхищённо и говоришь такие вещи… ты даже не представляешь, как мне тяжело бывает в такие моменты… потому что безумно хочется обнять тебя… прижать… прильнуть к твоим алеющим губам… и не выпускать из своих рук… никогда…

— Хозяин, — распахнув вдруг глаза, сверкнувшие странным блеском, произносишь ты, — Вы любите меня?

Я замираю на месте, кажется, даже сердце в груди остановилось от удивления… что ты такое говоришь?.. зачем?.. ты никогда прежде не спрашивал меня о таких вещах… неужели…

— Если да, тогда пойдёмте к озеру! – восторженно прощебетав, ты разрушаешь мою хрупкую надежду…
Я прихожу в себя, сердце снова начинает биться – тихо и грустно…
— К озеру? – словно в прострации переспрашиваю я, осторожно освобождая свои руки.
— Да! Я видел, там недалеко от Вашего поместья ведь есть озеро?
— Да, есть… небольшое…
— Хозяин, давайте пойдём туда вместе! Я никогда не видел озера! Там ведь красиво?! – твой любопытный взор впивается в меня.

Я смотрю на тебя и понимаю, что не могу отказать… ты действительно никогда не был на озере, как бы странно это ни звучало…

— Да, Матео, там очень красиво. Собирайся, — сдаюсь я твоей счастливой улыбке, — Я покажу тебе его.
Ты обнимаешь меня, совсем как маленький ребёнок, и, весь светясь от радости, щебечешь:
— Спасибо, Хозяин! Я так Вас люблю! Я сейчас же соберу всё необходимое! Я быстро! – и прежде, чем я успеваю осознать, что сегодня я вновь не закончу своей работы, ты выбегаешь из лаборатории, оставляя меня смотреть тебе в след. Какой же ты всё-таки ещё ребёнок, Матео…

Я снимаю рабочий фартук и иду в свою комнату, чтобы переодеться, — сам подписался… но я нисколько не жалею – я готов сделать всё ради твоей счастливой улыбки…

— Хозяин, Вы были правы! Здесь просто восхитительно-красиво! – глядя на отражённые в зеркале озера плывущие облака, восклицаешь ты. – Здесь дышится так сладко! Так свободно!

Я расстилаю небольшое покрывало на траве под высоким деревом у берега и, слушая тебя, чувствую, как сжимается сердце… что значит «так свободно»? разве у меня дома ты не чувствуешь себя свободным? Я ведь ни в чём тебе не отказываю… ничего не запрещаю… моё поместье целиком принадлежит тебе одному… впрочем, как и моя душа…

— Смотрите! Смотрите! – ты показываешь куда-то пальцем, я смотрю в том направлении, — Там утки, Хозяин!
Я улыбаюсь твоему детскому восторгу такими простыми вещами, как дикие утки, проплывающие вдалеке…
-Да, Матео, их здесь много.
— Ой, смотрите, тут столько цветов! – ты бросаешь взгляд на разноцветное "море", раскинувшееся здесь же неподалёку, и довольно говоришь, — А так рад, что Вы согласились пойти!

А что мне ещё оставалось?.. моё сердце бьётся только тогда, когда ты рядом… только, когда я вижу твой сияющий взгляд, обращённый ко мне… и слышу твой звонкий голос и смех…

— Я тоже рад. – Садясь на покрывало, отвечаю я.
Ты подходишь ко мне, опускаешься рядом и, буквально пронзая молящим взглядом насквозь, спрашиваешь:
— Хозяин, а мы будем купаться?!

Купаться?! Я вот никак не собирался сегодня купаться на озере… просто хотел показать тебе его…

— Матео, если хочешь, конечно, можешь искупаться… — немного помолчав, отвечаю я, — Но я, пожалуй, откажусь.
— Но Хозяин… я не хочу без Вас! – твои глаза грустнеют…

О, не проси меня об этом, мальчик мой!.. мне и так невыносимо от мысли, что ты так близко сидишь сейчас, а я не осмеливаюсь коснуться тебя…

— Матео, — сам уже прошу я, — давай ты один поплаваешь?.. – встречаю твой почти обиженный взор и, дабы хоть как-то вернуть блеск твоим глазам, добавляю, — Ты иди, купайся, а я глаз не буду сводить с тебя – вот и считай, что я тоже купаюсь. – Пытаюсь улыбнуться, чтоб придать голосу уверенность.
Ты резко поднимаешься, заставляя меня вздрогнуть, и, вновь просияв, говоришь:
— Хорошо, Хозяин! Только не уходите! Обещайте, что будете смотреть на меня!
— Обещаю… — выдыхаю я, думая о том, что твоя простота и непорочность сведут меня однажды сума… или уже свели?..

Я смотрю, как ты бежишь к воде, скидываешь вещи… лучше бы мне не смотреть на тебя, Матео… но ты просил… а я обещал… вот и мучайся теперь, Михаэль! Сам виноват!.. смотри на это хрупкое, созданное твоими же руками, совершенное тело и мучайся!..

Я улыбаюсь, глядя как ты осторожно пробуешь воду пальчиками ног и, весь сжавшись, на цыпочках входишь в озеро… ты такой милый… ты чудо, Матео… моё маленькое чудо…

— Не заплывай глубоко! – повысив голос громко говорю я, видя, что ты уже по грудь в воде.
— Хорошо, Хозяин! – отзываешься ты, оборачиваешься и машешь мне рукой.

Да, Матео, я люблю тебя… и мы будем ходить куда тебе захочется – в любое время… Я тяжело вздыхаю, впервые признаваясь себе в этом… прислоняюсь спиной к стволу дерева, срываю растуший под рукой стебелёк травинки, зажимаю его в зубах и продолжаю наблюдать за тобой… ты плещешься, как маленький… брызгаешься и смеёшься, что-то крича мне о том, «как тут хорошо и как это здорово – купаться в озере»… может и мне стоит искупаться? – день в самом разгаре и становится очень жарко и душно… я прикрываю глаза, слушая шелест листвы и звуки окружающего мира, но самое главное – твой голос и задорный смех… и плеск воды, создаваемый тобой… ты прав, здесь можно забыть обо всём… так тихо и спокойно… я вдыхаю ни с чем не сравнимый, наполненный запахами трав и воды, воздух и понимаю, что ты имел ввиду, говоря, что здесь дышится так свободно… я слышу, как щебечут птицы… и пролетаю стрекозы… тихий звук ветра… и… я не слышу тебя. Открываю резко глаза и подскакиваю на ноги, не обнаружив своего мальчика плещущимся у берега!

— Матео! – кричу в испуге, срываясь с места, с ужасом понимая, что тебя ведь никто не учил плавать!
— Хозяин, я тут! – раздаётся твой голос за моей спиной.
Я оборачиваюсь и вижу тебя, стоящего посреди цветочного «моря» с маленьким букетиком в руках… ох, ты меня до инфаркта доведёшь однажды…
— Идите сюда, Хозяин! – как ни в чём не бывало, зовёшь ты, — Здесь так много цветов!

Я автоматически направляюсь к тебе, — как будто ты магнитом заставляешь мои ноги идти. Ты вдруг с улыбкой падаешь на спину и тебя становится не видно среди цветов… я подхожу и смотрю на тебя сверху вниз: ты улыбаешься, обеими руками прижимая к груди свой маленький букетик, — словно это самая большая драгоценность в твоей жизни… ты всё ещё мокрый… разноцветные лепестки липнут к твоему телу… а ты лежишь и смотришь на меня таким счастливым взглядом, что я забываю о том, что минуту назад у меня чуть сердце не остановилось от страха… не поднимаясь, ты протягиваешь мне руки с букетиком и говоришь:
— Это Вам, Хозяин!

Я беру цветы и… не знаю, что на меня нашло… я резко опускаюсь, накрывая твоё мокрое вздрогнувшее тело своим, видя твои в миг отразившие испуг глаза, но не могу ничего с собой поделать… прижимаю тебя сильней к траве, понимаю, что поступаю неправильно… твои губы безмолвно раскрываются, маня прильнуть к ним… одной рукой хватаю твои запястья и прижимаю их к земле над твоей головой… другой медленно провожу по вздрагивающему под моими прикосновениями животику… Господи, как же я тебя хочу… вдыхаю аромат твоей кожи и он пьянит меня… я склоняюсь и целую твои губы… чувствую, как ты весь дрожишь подо мной… скольжу губами по подбородку, шее…
-Х-хозяин… — еле слышно шепчешь ты, — …что… что Вы… делаете?..
— Тшш… — прижимаю палец к твоим губам, — Никогда больше так меня не пугай…

Касаюсь губами твоей груди… ты весь сжимаешься, не понимая, что происходит… где-то краешком разума понимаю, что это неправильно, но остановиться не могу… осыпаю поцелуями твои плечи, ключицы, грудь, животик, скольжу языком по ямочке пупка… отпускаю твои руки, бессовестно зная, что ты не посмеешь сопротивляться… мои пальцы бесстыдно блуждают по всему твоему телу, с наслаждением ощущая дрожь под собой… снимаю с тебя плавки, швыряю их в сторону, ни на миг не отрываясь от тебя… слышу твои тихие всхлипывания… просовываю свою ладонь под твои ягодицы, сжимая и поглаживая их…
— Х-хозяин… х-хозяин… — вздрагиваешь ты, не в силах выскользнуть из моиx рук…
Накрываю твои губы своими, заставляя замолчать, и касаюсь пальцами между маленьких, мгновенно сжимающихся от прикосновения, ягодиц… нежно ласкаю… отрываюсь от твоих губ, облизываю свои пальцы и осторожно проникаю ими в тебя… сначала одним… а потом вторым…ты тихо вскрикиваешь… целую тебя, надеясь, что ещё мгновение и ты привыкнешь… ты что-то умоляюще шепчешь, прося меня остановиться… но я не могу… просто не могу больше терпеть… это какое-то безумие…
Стягиваю всю одежду, что разделяет нас, и, раздвинув твои ноги, медленно проникаю в тебя… и слышу твой вскрик, смешанный с жалобным стоном… впиваюсь в пульсирующую вену на тонкой шее и начинаю осторожно двигаться... знаю, что надо нежнее, но хочется сильнее, резче, глубже...
— Не…не…не надо… Хозяин… прошу Вас!.. не надо… мне больно… я не… не хочу… больно... — моля, хнычешь подо мной ты…
Отрываюсь от твоей шеи и смотрю на тебя… ты плачешь… по-настоящему… я это вижу… что же ты делаешь, Михаэль?.. он же ещё совсем ребёнок… ты ведь клялся, что никому не позволишь причинить ему боль… а теперь сам делаешь это…
…я медленно выхожу из тебя, ты сжимаешься весь и вздрагиваешь… осторожно сцеловываю слёзы с твоих ресниц… ты пытаешься отвернуться…
— Прости меня… прости… — хрипло шепчу тебе в ушко, проклиная себя за то, что сделал с тобой, осквернил своим плотским эгоистическим желанием... — …прости меня, Матео…

Ты не произносишь ни слова, закрыв глаза,продолжаешь тихо всхлипывать…
Я одеваюсь и иду искать твои плавки, найдя, возвращаюсь к тебе и вижу, что ты всё ещё лежишь на траве, свернувшись маленьким дрожащим комочком и обхватив себя руками…
Господи, что же я натворил…

Часть 4. Неверущий
Я сижу у камина с чашкой давно остывшего чая и смотрю на огонь… никогда прежде это пламя не казалось мне таким мёртвым, лишённым тепла… на столике рядом стоит ещё одна чашка с чаем и лимонные карамельки… Так непривычно тихо… и одиноко… я больше не слышу твоего радостного щебетания… и эта тишина оглушает меня…

Ты уже четвёртый день не показываешься мне на глаза… целыми днями сидишь в своей комнате, лишь изредка покидая её… и я ни о чём другом не могу думать, как о твоих больших испуганных глазах и слезах, дрожащих в них…

Вчера я набрался смелости и решил поговорить с тобой. Когда я вошёл в твою комнату, ты спал. Я подсел рядом на краешек кровати и, несмело коснувшись кончиками пальцев пряди волос, упавшей на твоё лицо, осторожно позвал:
— Матео… — и когда ты медленно открыл глаза, я нежно улыбнулся тебе… ты сонно моргаешь и в следующую секунду, резко подскочив на постели, в ужасе отползаешь назад, вжимаясь в спинку кровати… я хочу коснуться тебя, обнять, попросить прощения, но не решаюсь, когда слышу твой дрожащий голос:
— Не надо, Х-хозяин… п-пожалуйста…

Моё сердце готово разорваться на части от того, что ты так боишься меня… ты подбираешь ноги и, кажется, весь вжимаешься в спинку кровати… ты так не хочешь, чтобы я прикасался к тебе?.. я люблю тебя, Матео… больше, чем кого бы то ни было в своей жизни… и я не знаю, что мне сделать, чтобы искупить свою вину перед тобой, мой мальчик…

Я ухожу, закрыв за собой дверь, — меньше всего хочу снова увидеть твои слёзы… ты, должно быть, ненавидишь меня?.. хотя, откуда ты можешь знать это чувство?.. я вспоминаю, как ты приходил ко мне и расспрашивал: что такое «вдохновение»? «злость»? «счастье»? «страх»?.. страх… теперь ты знаешь, что такое страх…

Я смотрю, как медленно догорают дрова в камине… твоя чашка с чаем так и осталась не тронутой и сегодня тоже… и карамелек столько же, сколько было вчера… и позавчера… что мне сделать, чтобы заслужить твоё прощение, Матео?..

Огонь окончательно гаснет… я встаю и иду в свои покои, — сил никаких нет работать… в моей лаборатории стало так невыносимо пусто без твоих цветов… без твоего молчаливого присутствия и внимательного наблюдающего взгляда… когда я был там последний раз, я только и делал, что гипнотизировал взглядом дверь, надеясь, что сейчас она распахнётся и ты, как обычно, войдёшь с букетом сладко пахнущих цветов и одаришь меня своей улыбкой… и когда, спустя почти три часа такого созерцания закрытой двери, ты так и не пришёл ко мне, Матео, только тогда я понял, что ты необходим мне, как воздух… приди ко мне, сиди, сколько хочешь, мешай мне сосредоточиться на работе, заставляй сходить сума своим щебетанием, но только не молчи, не отталкивай меня, не смотри такими испуганными глазами…

Меня вдруг охватывает отчаянье – ты никогда не простишь меня, да?..
Устало поднимаюсь по лестнице… ступени… я помню звук твоих лёгких шагов – когда я возвращался из города, ты всегда спешил ко мне на встречу, буквально летя по этим ступенькам, отчего у меня всегда сердце замирало от ощущения, что ты сейчас споткнёшься и упадёшь… а теперь моё поместье словно лишилось жизни… без твоего заливистого смеха и звука твоих шагов…

Захожу в свою спальню, зажигаю три свечи у зеркала и падаю на постель. Что мне теперь делать?.. Сон не придёт, я знаю… без тебя, Матео, я не могу ни спать, ни есть, ни пить и, кажется, забываю, что значит дышать… прикрываю веки в надежде, что сегодня всё же смогу уснуть… тихий стук в дверь заставляет открыть глаза и сесть на постели. Дверь беззвучно открывается и в мои покои робко входишь ты… сердце отбивает дробь в груди при виде тебя… ты пришёл, сам…
— Матео… — выдыхаю я, глядя как ты проходишь и останавливаешься напротив меня в двух метрах… ты не поднимаешь головы, смотришь куда-то в пол… на тебе надета лишь та лёгкая из натурального белого шёлка ночная рубашка, что я подарил тебе месяц назад… ты молчишь и я тоже, боясь, что если скажу сейчас что-нибудь ты убежишь, не дав мне возможности вымолить у тебя прощения...

Я не верю глазам, когда ты начинаешь расстёгивать пуговицы на своей рубашке… одну, другую, третью… и она, медленно скользя по твоему телу, падает к ногам… тени волнующихся огоньков свечей ласкают тебя… и я сейчас так завидую им…
— Х-хозяин… — не поднимая взгляда, еле слышно шепчешь ты, — Если Вы желаете… — твой голос дрожит, как пламя свечи на ветру… — я… Вы… если это Ваше желание… я… я не буду сопротивляться ему…

Я прикрываю глаза… Господи, мальчик мой любимый, зачем ты так со мной?.. ты самое дорогое, что есть у меня… не говори мне таких слов, прошу тебя…

Я встаю и медленно подхожу к тебе, поднимаю с пола рубашку и, не произнося ни слова, надеваю её на тебя, одну за другой застёгивая пуговицы… ты поднимаешь взгляд и смотришь на меня потухшими, лишёнными прежнего блеска, глазами… я поднимаю тебя на руки, ты дрожишь… боишься меня… подхожу и осторожно укладываю тебя на своё ложе… ложусь рядом, накрываю нас одеялом и обнимаю тебя… ты всё ещё дрожишь, уткнувшись в мою грудь… не бойся… спи, мой любимый мальчик… я не трону тебя…

Часть 5. Всепрощающий
Тёплый солнечный луч скользит по твоему лицу, и ты мило морщишься сквозь сон… я и подумать не мог, какое это счастье: держать тебя в своих объятьях, сладко посапывающего у меня на груди… уже больше часа я молча любуюсь тобой, боясь даже шевельнуться, чтобы не спугнуть твой чуткий сон… пусть это блаженство продлиться, как можно дольше… ты снова морщишься и сонно открываешь глаза… ты так мил… но сейчас я боюсь… боюсь, что ты выскочишь из моих объятий и исчезнешь за дверью… ты поднимаешь на меня взгляд и… слабо улыбаешься… Господи, спасибо Тебе за эту его робкую улыбку!..

— Доброе утро, Матео... — шепчу я, проводя пальцами по твоим волосам.
— Доброе утро, Хозяин... — Ты несмело обнимаешь меня, пряча глаза…
— Матео… прости меня… — не могу не сказать этого. Просто не могу...
— Хозяин… мне не за что Вас прощать… это Вы должны меня простить, что я вёл себя так… просто…я… мне было страшно…
— Молчи, Матео… — прикрывая глаза, с болью выдыхаю я, — никогда больше так не говори… я виноват перед тобой… — осторожно поднимаю твоё лицо и заглядываю в растерянные глаза… — и я молю простить меня… Матео, я никогда больше тебя не трону… обещаю… клянусь…

Я вижу, что ты сбит с толку моими словами, тем, что твой «Хозяин» просит у тебя прощения…
— Я люблю Вас, Хозяин… — вместо так необходимого мне сейчас «прощаю» шепчешь ты, смущённо утыкаясь в мою грудь...
— И я люблю тебя, Матео… больше, чем ты можешь представить…

Ты прижимаешься ко мне сильнее, не произнося ни слова, но я чувствую тепло твоего спасительного прощения… оно проникает в самую душу… и греет меня изнутри…

Мальчик мой, я готов умереть за то, чтобы ты вечно повторял эти слова – «Я люблю Вас»… но мне так больно от твоего «Хозяин»… ты путаешь любовь с преклонением… и осознание этого медленно убивает меня, отравой разливаясь в моей душе… а я ведь люблю тебя совсем по-другому… так, как ты возможно никогда не полюбишь меня… но, может, мне всё-таки удастся научить тебя тому, что значит «любить» по-настоящему… именно «любить», а не «преклоняться»… хотя я никогда не верил, что кого-то можно «научить любить»… знаешь, мальчик мой, я сейчас так счастлив, что способен сделать что угодно, лишь бы научить тебя этому… я готов ждать вечность, чтобы однажды услышать «Я люблю тебя, Михаэль»…

— Поспи ещё, Матео… — нежно гладя тебя по голове, шепчу я.
— Не уходите, Хозяин… не оставляйте меня… пожалуйста… — вдруг, не поднимая взора, тихо отвечаешь ты. Кажется, я чувствую, как пылают твои щёки…
— Не уйду… — закрывая глаза, осторожно целую твои волосы, — не уйду…

Притягиваю тебя ближе и вдыхаю аромат твоей кожи, ощущая лёгкое головокружение… ты пахнешь луговыми травами и дождём… странно, я раньше не замечал этого… но сейчас ты так близко… что я готов упасть на колени перед тем Богом, что в момент твоего создания подарил тебе такую всепрощающую Душу, а мне — возможность ощущать сейчас этот восхитительно-прекрасный аромат твоей кожи… я так люблю тебя, Матео…

Часть 6. Любимый

«Михаэль, ты окончательно сошёл с ума!..» — с улыбкой думаю я, одну за другой срезая самые дивно пахнущие розы…
Я хочу сделать для тебя что-то особенное… что заставит тебя удивиться… да, я точно сошёл с ума… но ты ведь чувствуешь… ты просто не знаешь, не понимаешь, чем одно чувство отличается от другого… но я научу!.. мне нужно лишь заставить тебя испытать самое главное чувство – любовь…
И я сделаю это… пусть я потрачу дни, недели, месяцы! Но я научу тебя…

«Михаэль, никогда не думал, что ты можешь быть таким… влюблённым…» — удивляюсь я самому себе, тихо прикрыв за собой дверь в своих покоях.
Знаешь, Матео, ты творишь с моей душой и сердцем что-то невообразимое... вчера, когда я уже почти уснул, ты пришёл ко мне… тихонечко сел рядом на постель и робко спросил:
— Хозяин… я… можно мне с Вами… сегодня… можно остаться?.. – ты не смотрел мне в глаза, словно просишь чего-то запретного и непозволительного…
— Можно, Матео. – Нежно ответил я, убирая одеяло, не веря даже, что ты сам просишь об этом. Конечно, я знаю, что ты имеешь ввиду просто спать рядом со мной, и не больше… я понимаю… но и это для меня – счастье…
Ты осторожно крадёшься под одеяло, ложишься рядом… я укрываю нас, и чувствую, как ты жмёшься ко мне… несмело, словно боясь, что я буду против, что не позволю… глупенький… тебе можно всё, Матео… я отдал тебе своё сердце, душу и тело и ты можешь делать с ними всё, что захочешь… я нежно притягиваю тебя к себе, обнимаю и ощущаю, как ты благодарно расслабляешься в моих объятьях… это так волшебно, Матео... даже вечный Рай меркнет по сравнению с этим недолгим счастьем – ты, мирно засыпающий на моей груди…
— Хозяин… — шепчешь еле слышно, почти уснув, — Можно… можно я всегда…
— Можно, Матео… — отвечаю я, целуя твои волосы.
— Спасибо, Хозяин… — ещё тише бормочешь ты и окончательно засыпаешь…

Можно, любовь моя… всегда… я так этого хочу…

Как же сладок был сон вчера… а сегодня… ты будешь со мной… снова… и каждую ночь ты будешь засыпать в моих объятьях… я так счастлив от одной только мысли об этом… ах, Матео, если бы ты только знал, как тяжело мне было этой ночью уснуть… ты так желанен… мне хочется целовать тебя… ласкать… нежно… невесомо… но нельзя… я не позволю себе этого… пока не пойму, что ты хочешь меня…

Я беру принесённые розы и расставляю их в вазы по всей спальне… пьянящий аромат заполняет комнату… ты ведь так любишь цветы, мой мальчик… и сегодня я подарю тебе самые красивые розы – целое море алых роз… хотя ни одна из них не сравниться с тобой…
Расставляю вазы с цветами везде: на подоконнике раскрытого окна, у зеркала, на столике, на полу… срываю с нескольких оставшихся цветов лепестки и усыпаю ими всё вокруг и свою постель… зажигаю свечи… Господи, никогда не думал, что буду делать подобное просто, чтобы… увидеть твою улыбку… и блеск в глазах…
Я знаю, что скоро ты откроешь дверь, тихо войдёшь и… и что?.. как ты отреагируешь, Матео?.. я сгораю от желания узнать это… смотрю на часы и мысленно тороплю время… ты удивишься?.. только не пугайся… я не собираюсь что-то требовать от тебя… нет, я только хочу увидеть, понять, что мой «сюрприз» тебе нравится… больше мне ничего не нужно…

Дверь с тихим шумом осторожно открылась и в спальню вошёл ты… я замираю на месте, не сводя с тебя глаз… внутри меня что-то вздрагивает от волнения… ты смотришь так растеряно… что не то, мальчик мой?.. я что-то сделал не так?.. только не уходи… я так старался…
Ты оглядываешься по сторонам, медленно переводя изумлённый взор с одних цветов на другие… да, их здесь просто целый океан… Матео, не молчи… скажи лучше, что не надо было этого делать, что я перегнул палку… только не молчи…
— Х-хозяин… как же красиво… — выдыхаешь ты, обращая наконец свой взгляд на меня, и улыбаешься…
У меня будто камень с души свалился…
— Это всё для тебя, Матео…
— Для меня?.. – удивлённо спрашиваешь ты.
Ну а для кого ещё, мой мальчик?..
— Да, Матео, для тебя одного…
— Но Хозяин… чем я… заслужил такое?.. – искренне недоумевая молвишь полушёпотом.
— Тем, что ты есть… — подойдя к тебе и взяв твоё лицо в свои ладони, отвечаю я, — Тем, Матео, что я могу сейчас видеть тебя… прикасаться к тебе… — ты смущённо опускаешь взгляд, я вижу как дрогнули твои губы и еле сдерживаюсь, чтоб не прильнуть к ним…
— Х-хозяин… я… не…
— Заслуживаешь, Матео. Больше, чем кто-либо другой…
Господи, как же хочется поцеловать тебя сейчас!.. я обнажаю перед тобой свою душу… прошу тебя, мой Ангел, загляни в неё… и ты увидишь, ты поймёшь, как сильно я тебя люблю…
— Спасибо, Хозяин… — шепчешь ты, поднимая на меня большие влажные глаза… что с тобой, мой мальчик?.. ты… ты плачешь?..
— Матео, что случилось?.. – обеспокоенно спрашиваю я, осторожно вытирая скатившуюся по щеке слезу.
— Ничего, Хозяин… — улыбаешься ты, прикрывая глаза, — Просто… я так… счастлив…
— Я люблю тебя, Матео… — само собой срывается с моих уст, и вижу, как алый румянец загорается на твоих щёчках… ты такой милый…
— Я… Хозяин, Ваши слова… я не знаю почему… но… мне становится жарко… и мне словно как-то не по себе… — я смотрю, как ты пытаешься подобрать слова, чтоб описать своё ощущение, и это вызывает у меня улыбку… ты просто чудо…
— Это чувство, Матео, называется «смущение». – Мягко отвечаю я, обнимая тебя.
— «Смущение»?.. – переспрашиваешь ты, прижимаясь сильнее и обнимая меня в ответ.
— Да… Я люблю тебя…
— Хозяин… — не поднимая взгляда, вдруг тихо произносишь ты, — Когда Вы так говорите… я не понимаю… ведь это Вы – мой Создатель… а не я – Ваш… и эти слова… я чувствую, что… Вы говорите их не так… как я Вам… и Вы так смотрите… словно… словно Вам больно… объясните мне, Хозяин… я не хочу, чтобы Вам было больно… скажите, что мне сделать…
— Матео… — выдыхаю я, поднимая твоё лицо и целуя в лоб, — мне не больно…
— Но я же вижу, Хозяин…
— Это любовь, Матео…
— Любовь?..
— Да…
— Но… я тоже Вас люблю… и мне не больно – я счастлив!..
Господи, ну как тебе объяснить, мальчик мой?..
Я склоняюсь к твоей шее и вдыхаю полной грудью аромат кожи…
— Знаешь, Матео… — шепчу я, — …ты пахнешь луговыми травами… и дождём…
— Правда?..
— Правда, — улыбаюсь я, восхищаясь твоей детской простотой, — И знаешь, даже находясь сейчас среди сотен роз, я ощущаю только этот аромат… это и есть любовь…
— Х-хозяин…
— Пойдём спать, Матео?.. Уже поздно.
— Научите меня! – вдруг звонко воскликнув, просишь ты.
— Научить? Чему?
— Любить! Так же, как Вы!

Ох, мой мальчик… ты даже не представляешь, о чём просишь…
— Научу... – выдыхаю я и, не удержавшись, касаюсь твоих губ нежным лёгким поцелуем… вздрагиваю, понимая, что этого делать нельзя!.. и умираю от блаженства, когда осознаю, что ты не отстраняешься, а… закрыв глаза, несмело отвечаешь на поцелуй…
С трудом отрываюсь от тебя, прекрасно зная, что ещё мгновение – и моё желание может всё испортить…
— Пошли спать, Матео…
— Пойдёмте… — как в тумане шепчешь ты, не открывая глаз…

Ах, Матео… мой мальчик… сегодня я вновь долго не смогу уснуть…

Часть 7. Тоскующий
— Хозяин! – непонимающе, почти испуганно хватаясь за край моего плаща, восклицаешь ты, — Что я сделал не так?! Простите! Простите меня!
— Матео, ты ничего не сделал, — нежно улыбаюсь я, проводя тыльной стороной ладони по твоей щеке, — Мне просто нужно уехать по делам. Меня не будет всего две недели. Это не долго, Матео.
— Нет! Пожалуйста! Это долго! Это очень долго! – ты прижимаешься ко мне так сильно, что я начинаю сомневаться, стоит ли уезжать…
— Матео, успокойся… — обнимаю тебя в ответ, глажу рукой по волосам, пытаясь успокоить, — Я ведь вернусь, я же не навсегда…
— Возьмите меня с собой, умоляю Вас!
— Нет. Ты должен остаться.
— Почему?! Я хочу с Вами!
— Нет, Матео.
— Хозяин, чем я провинился?! Пожалуйста, возьмите меня с собой! – твои большие влажные глаза так сейчас впиваются в меня, что мне становится не по себе…
Отстраняю тебя от себя и как можно ласковее пытаюсь объяснить:
— Матео, ты нужен мне здесь. Я хочу, чтобы ты проследил за поместьем, пока меня не будет. Договорились?
— Д-да… — хныкая, отвечаешь ты, — Я всё сделаю, как Вы прикажете…
— Ну, вот и замечательно. – Целую тебя в лоб, разворачиваюсь и ухожу, закрывая за собой дверь.

На моих губах отражается нескрываемая довольная улыбка, когда я покидаю поместье… ты не хотел меня отпускать… это так… приятно.

Две недели. Неужели для тебя это и впрямь так долго… без меня?.. сердце замирает от одной только мысли, как ты встретишь своего Хозяина, когда я вернусь…

Две недели. Для меня – это намного дольше… я не знаю, как буду засыпать без твоего тепла… я уже скучаю… но так надо. Я дам тебе время. Чтобы ты понял, почувствовал, как я тебе нужен… чтобы соскучился… разлука – это лучшее средство заставить тебя поразмыслить и осознать, кто я для тебя и чего ты на самом деле хочешь…

Две недели... Дни без тебя, мой Ангел, тянутся невыносимо долго и однообразно… ещё прошло только четыре дня, а я уже схожу с ума… хочется плюнуть на всё и помчаться обратно – к тебе! Но нельзя. Я знаю, что нельзя этого делать. Ты должен узнать, что такое «одиночество»… должен понять, что значит, когда меня нет рядом…

«Наберись терпения, Михаэль…» — повторяю себе уже в который раз, опускаюсь на постель в номере "люкс" отеля, в котором остановился. Убранство номера — прекрасно, ложе — огромное и невероятно мягкое... но без тебя мне всё кажется серым и жёстким... и эти стоящие в вазах шикарные розы — не имеют ни цвета, ни запаха...

Я ведь хотел, чтобы ты скучал по мне… а в результате – сам почти обезумел от тоски… а ты, Матео?.. тоскуешь ли ты по мне?.. чем ты сейчас занят?.. сидишь у камина в своём любимом кресле с чашкой чая и лимонной карамелькой за щекой?.. или лежишь на моей, нет, на нашей постели и спишь?.. или… я не знаю… а что, если ты не скучаешь?.. что, если я никогда не буду нужен тебе так, как ты мне?.. нет, тогда я просто умру...
Тяжёлый вздох выравается из моей груди… «Наберись терпения, Михаэль…»
__________________________

Две недели... Это были самые долгие две недели в моей жизни. Но сейчас… сейчас я увижу тебя! Ты выбежишь мне на встречу и я смогу обнять тебя! сердце рвётся наружу и я не понимаю – больно мне или приятно?.. внизу живота что-то щекочет…

Я уже подъезжаю к поместью… ищу тебя глазами… авто, как назло, едет слишком медленно…

«Так, Михаэль, главное – спокойно!» — выхожу из машины. Тебя нет. Меня встречает дворецкий. Нервничаю. Сильно. Хочу видеть тебя. Сейчас же. Немедленно!

— С возвращением, Господин. – Лёгким поклоном приветствует меня он.
— Где, Матео? – тут же спрашиваю, даже не ответив.
— Он в Ваших покоях, Господин.
— Что-то случилось?
— Нет. Юноша просто…
— Что?! Говори уже! – хотя плевать! Я сам всё узнаю! Срываюсь с места…
— Тоскует. – Слышу за своей спиной и замираю, как вкопанный.
Ответ дворецкого прохладной волной прокатывается по сознанию…
— Тоскует?.. – оборачиваясь, неуверенно переспрашиваю я. – Откуда ты знаешь?
Дворецкий едва заметно улыбается только уголками губ:
— Мой Господин, простите меня за дерзость, но не нужно быть учёным, чтобы понять это.
Смотрю куда-то в землю и довольно улыбаюсь, как последний дурак…
— Ты уверен? – наверно сейчас я кажусь ненормальным в глазах слуги…
— Да. Юноша не покидает Ваших покоев уже больше недели. И единственное, что спрашивает: «Приехал ли Хозяин?». И…
— Что?
— Господин, я не вправе говорить Вам такое, но…
— Говори! Я разрешаю!
— Сжальтесь над мальчиком.
Я удивлённо смотрю на дворецкого, не понимая, причём тут это?
— Что ты имеешь в виду?
— Я не раз слышал, как он плачет по ночам, повторяя Ваше имя… не знаю, чем он провинился перед Вами, но, по-моему, он заслуживает прощения.

Плачешь?.. Матео, ты плачешь из-за меня?.. и повторяешь моё имя?.. всё, не хочу больше ничего знать! Хочу увидеть тебя! Сейчас же!

Часть 8. Любящий. Зови меня по имени...

Быстро преодолеваю лестницу, почти добегаю до своих покоев, хватаюсь за ручку двери и… совершенно спокойно открываю её, бесшумно входя в спальню…

Ты лежишь на собранной постели, обняв обеими руками подушку, уткнувшись в неё лицом и свернувшись маленьким комочком…

Смиряя желание схватить тебя сейчас в охапку и зацеловать до полусмерти, тихо подхожу и сажусь на край кровати рядом с тобой… сердце бьётся так громко, что, кажется, его звук сейчас разбудит тебя… невесомо касаюсь только кончиками пальцев твоих волос – и по коже бегут мурашки…

Я так соскучился по тебе… хочу позвать, разбудить, обнять, но мой мальчик так мирно спит, что я не решаюсь… ты вдруг во сне поворачиваешься лицом ко мне и я не могу сдержаться… склоняюсь и едва ощутимо касаюсь своими губами твоих… чувствую, как они дрогнули, и ты сонно открываешь глаза…

— Х-хозяин… — шепчешь неуверенно, словно сомневаясь, что это не сон.
— Да, Матео?.. – собственный голос звучит непривычно тихо.

Твои глаза широко распахиваются, ты резко садишься на постели, впиваясь в меня горящим взглядом, – правда я не могу понять, что именно сейчас отражается в нём… и прежде, чем успеваю подумать об этом, ты тянешься, крепко обнимаешь меня за шею, прижимаешься всем телом и… дрожишь…

Мои руки сами кольцом смыкаются вокруг тебя… ощущаю твоё тепло, твой запах, слышу, как быстро бьётся сердечко… как же я соскучился…

— Х-хозяин… — не отпуская меня, шепчешь ты, — Мне так Вас не хватало!.. словно Вы забрали с собой весь воздух… и дышать стало невозможно…
— Матео…
— Не покидайте меня… — кажется, ты сейчас задушишь меня, но я не сопротивляюсь, я счастлив умереть от твоих рук… — Никогда больше!.. пожалуйста… пожалуйста!
Я осторожно отстраняю тебя, взяв за плечи, заглядываю в глаза.
— Ты так скучал по мне?..
— Скучал?.. я… я не знаю, как это назвать, Хозяин… — в твоих глазах непонятная боль и радость, — Мне казалось, что я умираю… умираю без Вас…
— Матео… — глажу тебя по щеке, провожу большим пальцем по дрогнувшим губам… ты вдруг боязливо протягиваешь руку к моему лицу и касаешься пальцами моих губ… ты боишься, я это вижу, чувствую… прикрываю глаза и легко целую прикасающиеся ко мне пальчики… а потом ощущаю твои губы… глаза открываются сами собой от их прикосновения – твоё лицо так близко, ресницы стыдливо опущены, на щеках румянец… происходящее кажется волшебной сказкой на мгновение воплотившейся в жизнь в моей спальне… ты сделал это сам… я чувствую твоё горячее дыхание на своих губах…
— Х-хозяин… — дрогнувшим голосом еле слышно шепчешь ты мне в губы, — я не… не знаю… что… что со мной… я… простите меня… у меня внутри… всё трепещет… дрожит… когда Вы… когда Вы так близко… и я… я словно горю… изнутри… мне… то холодно… то жарко… и в животе… что-то тянет… ноет… не даёт думать о чём-то другом… я словно… словно…
— Лишён разума?.. – не могу не коснуться твоих губ, когда они так близко…
Ты робко ловишь поцелуй, открываешь глаза и выдыхаешь:
— Да… я… я не знаю, что это…
— Это «желание», Матео…
— «Желание»?.. – ты дышишь так тяжело сейчас и я чувствую жар твоего тела, — Хозяин… Вы… Вы правы… простите меня… но я… я желаю Вас…

Боже… Я готов упасть к твоим ногам и расцеловать их!..

— Ты уверен в этом, Матео?.. – Дурак! Зачем я спрашиваю подобное?!
— Х-хозяин… п-помогите… п-помогите мне… иначе я… я сгорю от этого огня… Вы же можете… Вы можете меня исцелить от этого…
— Исцелю, любовь моя… исцелю…

Моя ладонь ложится на твой затылок, я нежно целую тебя, всем существом ощущая восторг от того, как ты робко отвечаешь на эти поцелуи… твои руки несмело касаются моей груди… скользят по рубашке вниз, останавливаясь на животе… я сам вот-вот сгорю от твоих невинных прикосновений к моему телу… не отрываясь от твоих губ, осторожно заставляю тебя опуститься на спину, укладывая на мягкое ложе… ты весь дрожишь… медленно расстёгиваю и снимаю твой тёмно-синий кафтан… опускаюсь губами к шее… целую легко невесомо… ласкаю пальцами обнажившиеся маленькие соски… ты вздрагиваешь… аккуратно стягиваю с тебя высокие ажурные перчатки, целуя ладони… отстраняюсь на секунду, чтоб скинуть на пол свой плащ, ты открываешь глаза и тянешь ко мне руки… тут же возвращаюсь к тебе, прижимаюсь губами к вздрагивающему животику…
— Х-хозяин… я… я люблю Вас… — слышу твой тихий стон…

Поднимаю взгляд, смотрю в твои опьянённые глаза… они молят не останавливаться… и я не заставлю тебя больше ждать…

Губы оставляют дорожку из нежнейших поцелуев на хрупком совершенном теле моего Ангела… приподнимаюсь над тобой и осторожно стягиваю твои чёрные кожаные шортики, оставляя на тебе лишь чулки… оставшись обнажённым передо мной, ты стыдливо пытаешься отвернуть лицо… как же ты прекрасен, Матео… мой мальчик… ты всё ещё дрожишь... боишься?.. хочешь и боишься… не бойся… сегодня всё будет иначе…

Я раздвигаю твои ноги, опускаясь и устраиваясь между ними… ты стеснительно пытаешься сомкнуть их… Господи, как же я тебя люблю…
Руки сами ложатся на твои бёдра и начинают ласкать их, когда я склоняюсь и целую каждый сантиметр вокруг твоей плоти, ни разу не касаясь её самой… ты горишь, сгораешь от прикосновений…
— Х-хозяин… что… что со мной?.. – шепчешь ты, заливаясь краской, когда твоё желание становится видимым, выдавая тебя с потрохами…
Мой Ангел, ты очарователен в своей невинности…
— Это нормально, Матео… — улыбаюсь я, — Так и должно быть… — я наслаждаюсь твоим тихим стоном, когда мой язык скользит по твоей плоти…
— Х-хозяин… что… что Вы делаете?.. не надо…
— Я просто люблю тебя…
— Но…но… — твоё слабое возмущение «неправильностью» того, что «Хозяин» так любит тебя, захлёбывается в восторженном стоне, когда мои губы смыкаются на жаждущей ласк плоти… ты практически забываешь про стыд и сам тянешься, инстинктивно выгибаешься навстречу…
— Х-хозяин… Х-хозяин… — шепчешь, как в бреду…
Я отрываюсь на секунду и почти приказываю, но получается слишком мягко:
— Зови меня по имени…

Ты вздрагиваешь, слабо пытаешься высвободиться, когда я жадно вбираю всего тебя в рот, не выпуская, ласкаю языком… мои руки держат крепко, но не больно, не давая возможности вырваться… я не свожу взгляда с твоего лица, наблюдая, как твои губы сначала беззвучно раскрываются, а затем с них слетают тихие, полные стыда и восторга стоны… я вижу, как твои пальчики с силой сжимают покрывало… вижу как ты то едва заметно хмуришь бровки, то на губах появляется улыбка…

Ты так прекрасен сейчас…
Я чувствую, как ты весь напрягаешься, словно натянутая струна…
— Я…я…Х-хозяин… М-михаэль… Михаэль!
Собственное имя, слетевшее с твоих уст в момент, когда ты впервые достигаешь высшего блаженства, накрываемый ослепительной волной оргазма, – ничего божественнее я никогда не слышал… Крепко впиваясь пальцами в твои бёдра, самозабвенно пью тебя до последней капли… ты всхлипываешь, когда по твоему телу проносится крупная дрожь… и это настолько прекрасно, возбуждающе, что я сам на грани…

Отпускаю, когда ты блаженно расслабляешься, не в состоянии произнести ни слова… приподнимаюсь, ложусь наравне с тобой, прижимаю к себе твоё всё ещё изредка вздрагивающее тело…
— Ты мой, Матео… — шепчу в самое ушко.
Ты как в тумане открываешь глаза… смотришь на меня совершенно опустошённо и счастливо… твои щёки вновь зарделись, когда ты встречаешься со мной стыдливым взглядом и тут же пытаешься спрятать его, уткнувшись в мою грудь…
— Я всегда хочу быть Вашим…
— Будешь… никому не отдам… я люблю тебя…
— И я люблю Вас, Хо… — запинаешься на полуслове и божественной музыкой сладко выдыхаешь, — Михаэль…

Я улыбаюсь, целуя тебя в макушку… мой Ангел, мой Матео, любимый мой мальчик… всегда, всегда зови меня по имени…

@темы: фанфикшен, Шут, Михаэль Мейер - алхимик

URL
Комментарии
2011-03-11 в 07:27 

Давай поиграем в жизнь?
О! Прекрасно написано! Вы молодец просто!)

   

главная